А я рожден под знаком рыб лесоповал

Лесоповал - Топталочка : Текст, слова песни

а я рожден под знаком рыб лесоповал

Припев: А я рождён под знаком Рыб, В начале марта, Когда весна Башку могла бы задурить, Но мне не выпало, друзья, Такого фарта - На дискотеке. А на топталочке, под фонарями, по вечерам тусуется народ. И этой киске, порченной угрями, сегодня кое-что перепадет. А я рожден под знаком Рыб в. Мне двадцать три года, я полон надежд и планов, просто здоровья, впереди . Улицы одним, а переулки обоими своими концами спускались к морю, полному рыбы, .. Эльбе, а потом отдал долг начальнику на лесоповале, будучи зэком . За этот бодрый восклицательный знак лентяю было поставлено "5.

И мы знали также и даже видели их проездом о футболистах - братьях Старостиных. Но у нас были свои знаменитые братья Букатины и братья Фисенко. Иван Фисенко подавал угловые с правого края, а его брат, рыжий и высоченный Александр, переправлял в сетку ворот чуть ли не каждую подачу. Он как пружина выпрыгивал на две головы выше всех и распрямлялся в воздухе тоже как пружина. И с малых лет вы вообще знали, что правой ногой ему бить запрещено - убьет, и в знак этого на левой ноге его была повязана ленточка - левой можно, не смертельно!

Плиз - ведь футбол игра английская. И пусть у них там Владимир Хенкин - у нас рассказы Зощенко читал артист Галин, и от гомерического хохота в зале описывались дамы и господа. А напротив меня жил знаменитый летчик- испытатель с го авиационного завода, что там ваш Коккинаки!

Впрочем, это, кажется, и был именно сам Коккинаки. Зачем вспоминаются мне все эти ничего не говорящие вам, сегодняшним, имена и фамилии? А затем, что они и есть те самые разноцветные стеклышки, без которых не будет гармонии в моем обещанном калейдоскопе. Лето года я прогостил у двоюродного брата в Москве. Он жил на Рождественском бульваре, 13 - дом с колоннами живехонек и теперь, а брат погиб на Отечественной войне. К началу учебного года с корзиночкой пирожных - и пирожные были хороши, но сама плетеная из тонкой дранки кондитерская корзиночка вызывала восхищение маленького провинциала, - меня отправили в Таганрог.

На вокзале почему-то встречал меня очень расстроенный ростовский дедушка Траскунов. Это надо сделать срочно, к началу учебного года. Нам с дедушкой предстояло ликвидировать все остатки прежнего благополучного отцовского дома, с которыми выселили нас из Исполкомского переулка чекисты в комнату на окраине.

Поселившийся в нашей квартире следователь НКВД оставил себе не все же подряд, с выбором: Да и куда везти-то? Дед жил в ростовской коммуналке, правда, на самой парадной улице Энгельса. Бросить все к черту, той жизни больше нет, и уезжать прочь от горя и слез к дедушке? Нет, нищие люди не понимают всей своей нищеты. Ведь нам думалось, что и этот сундук с запасами муки, и две пружинные кровати, и кухонный столик, и книги, и утварь, и постельное белье - все это чего-то же стоит!

Найдется же кто-то, кому это пригодится, найдется и купит. Денег не бывает лишних. И нашелся человек, и после долгой торговли начали с семисот рублей купил это все-все-все, включая мои детские рисунки, за сто тридцать рублей. Он понимал, что у нас, у старого и малого, нет выхода.

Надо ли вам говорить, что этот щедрый человек оказался евреем? Не надо, и я вам этого не. Итак, мы распродали дом, и поезд помчал меня, сироту четырнадцатилетнего, в город больших домов, областной город Ростов-на-Дону, навстречу всем моим будущим неприятностям.

Ну почему одним только неприятностям? Здесь мне вспомнилась еще одна провинция, городок Волжский, где я снова недолго жил в начале х с первой женой Ирой. Она была врачом-хирургом в городской больнице, мы вскоре расстались, и едва ли она займет много места в этой книге.

А сам город Волжский, продуваемый песчаными ветрами из Средней Азии, необустроенный, придуманный ради строительства гигантской ГЭС на Волге, был ничем не похож на художественный город моего детства Таганрог, у берега моря.

Стандартные строения в стандартных кварталах, универмаг, и столовая, и пивной павильон с алкашами, и больница на отшибе. Никакого сходства, если бы не тот же самый, как переезжающий с места на место фантом, средний класс. И у нас было какое-никакое общество, разумеется, это были врачи - и молоденькие, и местные светила, - и разговоры крутились вокруг аппендицитов и других всяких резекций.

А еще начинающие литераторы, художники. И пели хором песни Лещенко совсем другого и Шульженко. Как-то собрались у братьев Якуниных, художников-оформителей. Было много домашней еды, еще больше булькающих пузырей с водкой.

Говорят, не повезет, Если черный кот дорогу перейдет. Только черному коту и не везет! Побывавший в лагере, Михаил Исаевич, в отличие от всех участников группы, не по наслышке был знаком с реалиями тюремного заключения. Заведу голубей, и с тобой и с любовью Мы посадим сирень под окном. Вероятно, это был не единственный случай, ведь песня получилась очень лирической и проникновенной — лучшее музыкальное сопровождение романтических отношений.

Журнальный зал: Урал, №10 - Анатолий НОВИКОВ - Куплеты для лесоповала

Танич написал композицию в соавторстве с Игорем Шафераном, композитором стал Оскар Фельцман. Сам Михаил Исаевич очень гордился этой песней, ставшей всенародно любимым хитом.

Однако Высоцкий привел эту песню в пример, отвечая на вопрос об отношении к советской популярной эстраде: Еще бессмысленно пораскачивался на хромом стуле, смакуя душевную шкоду. Тяжело вздохнул последний раз и, мысленно шестиэтажно выматерившись, засунул тоску под каблук. Надо было дело делать.

И Сергей Шрамов приступил к форменному обыску. В первом зале в хлипком стенном шкафу Шрам нашел перетянутую резинкой пачку похабных открыток. Маяковского на имя фиг знает какого Сабурова М. С одной стороны выводы были утешительны. Эта хибара населялась жильцами от случая к случаю, а большую часть времени пустовала.

При решении папиной задачи именно такой схорон Шраму — как воздух. Окраина, подступы на мушке, местное бычье сюда врядли забредет, гужуется в центрах. С другой стороны дядька Макар… Сергей вернулся в первую комнату и надолго прильнул к окну с малиновыми шторами. Могло показаться, что он любуется видами на мирную жизнь. Но в натуре Шрам зарисовывал в голову местную картинку: Рощей Сергей полюбовался подольше, не по делу, а для души.

Шрам принял окончательное решение здесь поселиться и, тихарясь, сдвинул оконный шпингалет. Тот щелкнул не громче треснувшего ореха. Смахнув в карман со стола ключ, Шрамов вышел из квартиры. Осмотрел дверной замок снаружи и лестничную площадку, рачительно запер дверь на два оборота. Подергал ручку — верно ли запоры служат? И уже не таясь, загремел вниз каблуками по лестнице. А там рядом с аптекой.

Ну не спрашивать же старуху, не боится ли она сидеть в одиночку на лавочке? Десять против одного, она шустрила под дядькой. Разве что где-то далеко кто-то вдрыск упившийся орал песню про морячку. Но как только замылился с глаз старухи, отправился никак не в магазин — двинул огородами вокруг дома.

Легко углядел свое заветное малиновое окошко на втором этаже. Легко забрался по водосточной трубе надо будет подпилить против незваных гостей на второй этаж и снова оказался в квартире.

Опасаясь наделать шороха, на цирлах двинулся в заднюю комнату. Но кое-что вспомнил, вернулся и запер наглухо окошко. Понтовый чемодан желтой кожи Сергей перенес во вторую комнату и поставил так, чтобы был заметен еще с порога входной двери.

Долго ждать не пришлось, видно, в этом драном городишке все спешат жить.

а я рожден под знаком рыб лесоповал

Сухо щелкнул ключ в замочной скважине. И в дверной проем за чемоданом протянулась жадная рука. Не на всякой зоне знают ее тайный смысл. Та бачу, що чемодан посэрэд хаты забулы. Чудные якись слова, николы таких не чув. Я тоби ось какую байку раскажу. Было цэ в центре Виршей на улице Славы два рокы. Ранняя весна наробыла лужи на проезжей части. Стоит народ сплошной стеной на автобусной остановке. Тилькы между тротуаром и автобусом образуется зазор метра четыре, который заполнен дуже грязной водой.

Люди на остановке не спешат к автобусу: Чекають, пока прибывшие пассажиры покинут борт судна. Ось открывается дверь, и якыйсь хлопец решает перейти лужу на пяточках. Робыть элегантный шаг и уходит в пучину с головой… То есть: Только круги по воде, да и те без пузырьков… Народ на остановке лякаеться и вже не хочет никуда ехать. С утопленника внимание переносится на тётку, яка повынна была выходить следующей. Черствые попутчики кричат и пихаются — они не бачылы, що случилось с первым пассажиром.

В это время выныривает, отфыркиваясь, первопроходец. Совершенно нормально становится на пяточки и идёт себе по воде. Видно, что с человеком всё хорошо, только мокрый он и матерится страшенно. Люди на остановке расступаются, пропуская воскресшего.

Жинка, заинтесесовавшись возвращением утопленника, ослабляет хватку и получает от пассажиров мощного объединённого пендаля. Дамочка плюхается в водоём, создавая кучу брызг. Та я тэж зразу подумав, що ты дуже нэ проста птыця! И каргу свою с шухера к столу пригласи. А то, как вертухай срочной службы, голодными беньками зыркает.

Дядька поскреб темя и подчиненно двинул на выход. Именно такую цаплю Шрам и высматривал на вокзальчике. Хоть такой поеденный мрлью вор в подручных — уже. Взялы туда продавцом дивчину Настю.

Тильки в марках машин её так и не научили розумиты. И ось в салон вошло лицо кавказской национальности и сказало: То есть зовсим по другому. Дивчина вздрогнула и переспросила: Настя поняла — хлопцу так невтерпёж, что он готов справить малую нужду прямэнько посреди салона. Лицо кавказской национальности узнало знакомую букву W, украшающую радиатор машины, первую часть названия которой он никак не мог згадать, и не торопливо направилось к двери. Я так врубаюсь, у вас здесь магазины рано закрываются.

Да и в темень пожилым людям разгуливать рпасно, шпане все твои наколки — китайская грамота. За холодными закусками и огнестрельными. Так команда Шрама пополнилась третьим бойцом. Глава 4 Я помню — давно учили меня отец мой и мать: Лечить — так лечить, любить — так любить, гулять — так гулять, Стрелять — так стрелять! Но утки уже летят высоко. Летать — так летать! Я им помашу рукой. Перед ним весь такой крепенький на полу громоздился деревянный ящик.

Обыкновенная посылка, только очень большая посылка. На месте Лехи он задал бы вопрос иначе: И еще полно корешей. Ровный свет не придал офису уюта. Не требовалось семь пядей во лбу, чтобы прочухать — помещение только начали обживать. Даже кресла вокруг новенького, еще и муха не трахалась, стола были увиты серпантином оберточной бумаги. Я в армии электриком корячился.

а я рожден под знаком рыб лесоповал

Да ты, братуха, вижу, и не рад? Не отвалил из Виршей по добру, по здорову? На самом деле не прикалывался. Его заслали вразумить этот городок. Привести все к понятиям и ответвить денежный ручеек в общак.

А тут какая-то сявка, даже не сявка, а бычек недомурыженный с тупыми мечтами не расстается. А ведь верняк виноват. А про тебя вякал, что ты — человек на день. Хвалился, будто сегодня его новые друзья из Питера какого-то крутого хакера подогнали. И тот кроме прочих услуг по ментовским столичеым компьютерам заодно все и про тебя прочитает. Генеральный папа, ставя задачу, вроде как на нефтяные резервы намекнул. А тут, видишь, один гвоздь приходится заколачивать дважды.

Большой минус самому. Леха с сожалением окинул взглядом свежеотгроханный офис: Явно покидать тепленькое убежище посреди ночи Леха не рвался. Он сбросил заляпанную белилами ветровку и отворил дверцу шкафа: И они вышли на лупающую редкими фонарями улицу. Из городских шумов только вопли пьяной драки в далеком кабаке.

Если короче — то полный отстой. Они на словах крутые башлять, а по делу — жмоты жмотами. А они решили за такие дела этого гения нашему главному менту Ивану Ивановичу в подарок определить. Даже обратный билет фраеру не светит. Честные виршевцы не имели привычки бродить по ночам. Внутри ему понравилось, и он локтем высадил боковое стекло… А через секунду отрубил сигнализацию и уже оказался в салоне. Леха послушно забрался на свободное сидение: А я ведь типа теперь для него чужой, а он вдруг душу распахнул.

а я рожден под знаком рыб лесоповал

Шрам на это ничего не. Завел тремя спичками внахалку чужую тачку и преспокойно выкатил на проспект. Какой бы ты крутой ни был, с голыми руками нам рога поотшибают! Тогда Леха врубил приемник. Как сообщило ИТАР-ТАСС, возвращавшийся вечером с дежурства милиционер по просьбе жителей одного из домов в центре города попытался успокоить группу пьяных хулиганов.

Но один из хулиганов оглушил его ударом кирпича по голове, а другие забили до смерти ногами. Покружив по уже узнаваемым сонным Виршевским улицам, попугав зеленоглазых котов, он тормознул на заправке.

И именно этого вздоха от него Сергей и ждал. Потому как обыкновенным словам давно отучился верить.

а я рожден под знаком рыб лесоповал

А так — все пучком. Страшно ему всего вдвоем с бравым командиром против хачиковской грядки выступать. И нетути у него никакой задней мысли завлечь Храма в объятия прежних корешей.

А по сути Лехиного вопроса Шрам ответил коротко и неясно: Его корпорация участвовала в восстановлении Чечни после первой войны, ремонте Белого дома и строительстве многих крупных объектов. Чахлый приемник не останавливался: Преступник, действовавший в одиночку, тяжело ранил охранника, разбил шесть витрин и похитил несколько десятков изделий из золота и драгоценных камней.

Жаль сумрак уличный не позволял более точно прочитать намерения шустрика по роже. Растерявшийся работник заправки руку-то пожал, а вот освободить ее не смог. Сергей развел руки, будто собирается обнять шустрика. Но тот, воспользовавшись освобождением, быстро испарился. На своем посту он привык своевременно схватывать суть, когда с ним толкуют таким тоном.

Солдат пытался скрыться от преследовавших его милиционеров, а когда они настигли его, бросил гранату. Сергей прорулил еще чуть-чуть, чтоб тормознувшую машину не было видно из окон за деревьями, и прижался к поребрику. Черная турбаза на Шрама не произвела впечатление. Не крепость, колючей проволокой не огорожена, сторожевые псы с цепей не рвутся. И пусть его ждут внутри горячие азербайджанские парни, особых проблем Сергей не.

На окнах опущены жалюзи. Сквозь жалюзи кое-где пробивается свет, а кое-где. Наверно, пара бойцов пасет в щелочки или телекамеры окрестности. Наверное, жильцы турбазы худо бедно вооружены. Он уже был собран и настроен.

а я рожден под знаком рыб лесоповал

Настроен на предстоящую схватку. Нервы — гитарные струны. Пока ни во что не врубающийся Леха послушно закурил. Леха послушно потянулся за канистрой, держа тлеющую сигарету в как можно дальше отнесенной левой руке.

#вениаминсмирнов

И говорил непростые слова Шрам, как нечто само собой разумеющееся. Чтоб молодой раньше времени не обделался. Но прозвучало это с такой интонацией, что Леха сразу стал готов ко всему.

Выплеснуть бензин на дверь? Выломать дверь голыми руками? Вцепится в глотку первому встречному азеру? Лишь бы не выглядеть в глазах сидящего рядом человека последним чмом. Очевидно, Шрамов просек бурление внутри бойца и посчитал разумным дружески хлопнуть по плечу: